Пограничная личность
"Почему орет ваш ребенок? Чего он хочет? - Он хочет орать!" Фольклор. Эмоционально недокормленный младенец продолжает орать всю оставшуюся жизнь. Периодически падая в беспомощность и вызывая всеобщую жалость или преследуя других и создавая такие невыносимые условия для окружающих, при которых не поделиться с ним чем-то становится просто невозможно. Но ни тем, ни другим невозможно утолить его голод. Это отчаяние лишь делает его крик громче, выкручивая ручку Volume до пределов человеческой выносливости. Для младенца весь мир вокруг - продолжение его собственного организма, а родители - вынесенные на периферию органы манипулирования реальностью. Отчаяние пограничной личности замешано на ярости младенца, который не соглашается взрослеть. Терапевтический опыт для лиц с подобной организацией характера в заключается в том, что у них, вопреки раннему младенческому опыту, в настоящее время существует достаточное количество ресурсом для выживания и прохождения через шизоидный ужас. Но в этом факте, помимо освобождающей идей, есть и скрытая ловушка в виде необходимости строить отношения не с недифференцированной средой, полной всего, чего только ни пожелаешь, а с очень конкретными людьми, обстоятельствами и феноменами которые строго конечны, несовершенны и которым большую часть времени  нет до них никакого дела. Тоска по симбиотическим отношениям вовсе не означает, что это лучшее время жизни, поскольку это время Я-центрировано. Это означает, что развитие подразумевает обнаружение рядом с собой таких же существ, выкарабкивающихся из яйца всеобъемлющей уникальности и озирающихся вокруг с тревогой и едва уловимым разочарованием от того, что вокруг есть кто-то еще, смотрящий с тревогой и еще большим разочарованием и так далее. Ужас ситуации в том, что время, предназначенное для насыщения давно миновало, и нет никакой возможности вернуться в прошлое, чтобы все исправить. Хотя что здесь можно исправлять, стать менее требовательным ребенком или выбрать более чувствительных родителей? На первый взгляд ситуация безвыходная. На второй взгляд становится понятно, что для исправления настоящего возвращение в прошлое противопоказано, поскольку как известно, все самое важное происходит прямо в сейчас. Можно сожалеть о том, что прошлое с высоты, точнее с длинной дистанции настоящего, кажется не таким идеальным как хотелось бы, но прошлое это данность, которая не требует коррекции и попытка это осуществить лишь фиксирует ощущение беспомощности. Пограничный клиент как будто транслирует следующую идею - если младенчество как период развития отвечает за формирование личности, тогда недокормленный младенец похож на недоношенный плод, у которого не сформировались органы и системы, необходимые для полноценной жизни. То есть пограничный клиент “не такой, как все” на уровне результата - получилось что получилось. С другой стороны, ведь “нормальным” детям, в отличие от него, давали столько любви, сколько им было необходимо, и тогда он “не такой, как все” уже в качестве причины подобного эмоционального отвержения. Отвержение для пограничной личности это ахиллесова пята, в которую не особенно целясь, попадает почти каждый, с кем она имеет хоть какие то отношения. Можно говорить о том, что в случае организации характера семантика пограничности определяется ее расположенностью между неврозом и психозом, но также можно сделать предположение о том, что между пограничным клиентом и окружающими людьми существует практически непреодолимый барьер в виде коммуникативных особенностей, обеспечивающих выживание в условиях незавершенной задачи развития. Естественный процесс развития предполагает, что ребенок получает от родителей достаточное количество признания и поддержки для того, чтобы сформировать собственную автономию и в дальнейшем жить самостоятельно, опираясь на опыт подобных отношений. Послание родителей в случае пограничной личности выглядит примерно так - выживание возможно только в условиях слияния, но при этом мы решаем, соглашаться на это или нет. Таким образом, помимо беззащитности, пограничная личность приобретает также и ощущение беспомощности. Отсутствие или недостаточное нахождение рядом эмпатически поддерживающего объекта, контейнирующего хаотическую эмоциональность младенца в символический порядок отношений привязанности, приводит к патологическому расщеплению опыта. То, что не удается пережить, приходится отщеплять и интенсивно контролировать в течении всей оставшейся жизни, поскольку любая актуализация этой тревоги приводит к пугающему регрессу в беспомощное младенческое состояние. Другими словами, пограничная личность пытается контролировать  те драйвы, которые не были должным образом контейнированы и дифференцированы адекватным окружением. Наиболее очевидным способом справиться с этой беспомощностью является попытка безапелляционного контроля окружающих. Пограничник делает с окружающими примерно то же самое, что получал от родителей - стремительно вступает в идеализированные отношения и наказывает оппонента за любую попытку выбраться из этого прокрустова ложа. Увидеть живого человека за пеленой проекций практически невозможно, да и не нужно - пограничная личность не нуждается ни в чем ином, кроме подтверждения собственной значимости, и таким образом, многообразие Я-Ты отношений для нее не доступно. Подобная установка создает вокруг пограничной личности коммуникативный вакуум, усугубляя состояние одиночества и усиливая ярость, с которой осуществляется следующий безнадежный контакт. Возникает своеобразная ловушка - способ, которым устанавливается контакт, одновременно его же и разрушает. Другой способ контроля заключается в подавлении естественной экспрессии, поскольку она переживается как слишком интенсивная, затопляющая, стирающая границы и угрожающая либо окружающим либо самому себе, увеличивая вероятность отвержения. Можно сказать, что подавление экспрессии осуществляется согласно тем же механизмам, которые лежат в основе расщепления и тогда пограничный клиент формирует вокруг себя внешнюю реальность, полную такого же ужаса, что и внутренне пространство. И тогда от себя действительно невозможно убежать, потому что куда бы не бросилась пограничная личность, она в итоге все время упирается в исходную точку этого побега. Бросающаяся в уши коммуникативная особенность пограничных клиентов состоит в чрезвычайно большой разнице между формой послания и содержанием, между внутренней работой, которую он проделывает в одиночестве и тем, что он способен разместить на границе контакта. То, о чем говорит пограничник, представляет из себя скромную вершину айзберга, основная семантическая толща которого только подразумевается и которая в принципе не может быть адекватно выражена из-за актуализации страха отвержения. Тем не менее, эта подразумеваемая часть присутствует в диалоге и попытка слушать текст, одновременно декодируя его имплицитную компоненту, вызывает состояние растерянности от отсутствия связности и фрагментированности повествования, скуки и злости. Сложность работы с пограничными клиентами заключается как раз в том, чтобы выдержать чуждый диалект иной организации характера, разобрать порой пугающие рельефы незнакомой территории, по которой предстоит продвигаться, беря в проводники скорее рассказчика, чем накопленный багаж знаний. На это территории не действуют ни только выученные правила, но и весь жизненный опыт становится невостребованным из-за того, что его совершенно не к чему приложить. Это жуткое состояние, которое можно испытывать в контакте с пограничным клиентом является отголоском того ужаса, в котором последнему приходиться жить постоянно. Поэтому терапевтичной становится сама способность не сбегать от этого переживания в более понятную и безопасную зону самости, укрепленную профессиональной вертикалью, а быть рядом, тем самым делая затопляющие эмоции пограничного клиента менее пугающими. Трагедия пограничного пациента в том, что большую часть времени он не доступен для самого себя. Контроль показывает способ занять внешнюю позицию по отношению к происходящему, быть свидетелем только результатов трансакций и внутренних динамик, отчуждая себя от опыта, который их определяет. Метафорически, пограничный клиент находится на границе между реальностью и собственным бытием, однако в этом месте очень мало жизни. Пограничная личность порой с удивлением обнаруживает себя в отдельно взятом акте разговора или деятельности, однако это обнаружение очень сложно интегрировать в доступную для сознания парадигму идентичности, поскольку эти отщепленные сигналы приходят как будто из другого мира. Самый простой способ заткнуть орущего младенца состоит в том, чтобы его устранить. Пограничная личность делает это наиболее доступным для нее способом, через отщепление. Интеграция предполагает обратный процесс, поскольку экзистенциальный голод соотносится с пустотой и отсутствием переживания самости, а не с недостатком положительных эмоций. Психотерапия не гарантирует в этом случае насыщения событийного, внешнего, она наполняет границы идентичности тем содержимым, которое делает ее живой и аутентичной. Психотерапия это процесс, во время которого клиент пытается делать то, что не может позволить себе делать в обычной жизни.  
Подробнее
А существует ли бессознательное?
Феноменологи утверждают, что бессознательного не существует. Бессознательное знать не знает ни о каких феноменологах. Если без шуток, то феноменологически бессознательное никак не подтверждается, поскольку недоступно непосредственному акту наблюдения. Но достаточно ли непосредственного наблюдения, чтобы делать выводы о существовании чего либо только на этом основании? Поскольку бессознательное существует, скорее, в форме паузы, чем наполнения, его присутствие, подобно пространству между словами в предложениях, лучше исследовать, обращая внимание на то, что окружает провалы и пустоты. По ММ. Бахтину бессознательное - это голос Другого. Я понимаю это так - бессознательное это то, что обозначает разницу между интроспекцией и наблюдением, когда я сам выступаю в качестве объекта. Мое бессознательное это и изменение поля Другого в моем присутствии и реакция на его присутствием в моем поле. Если я ретрофлексирую агрессию, то этот фон всегда связан с кем-то еще - это содержательный компонент бессознательного. Причина, или смысл моего удержания, также связан с Другим в самом широком, обобщающем смысле, с большим Другим как социальным нарративом и в этом динамическим компонент бессознательного. Тогда содержательный и динамический компонент как то уравновешивают друг друга - если содержание прорывается через динамическое сдерживание, оно попадает в фокус осознавания, если содержательное под действием сдерживающих механизмов десимволизируется, его недифференцированное возбуждение переходит на соматический уровень. Таким образом, бессознательное это что-то промежуточное между телом и Другим, бессознательное одновременно адресовано и мне и тому, с кем я связан в семантическом взаимодействии. Бессознательное это подлинная граница между мной и не-мной и это то, что необходимо преодолеть. Поэтому, когда Лакан говорит о том, что бессознательное организовано как язык, он с данной точки зрения говорит о динамической компоненте бессознательного, которая действительно является производной дискурса. Тогда как содержательная компонента скорее отражает функционирование self-парадигмы в представлении гештальт-подхода. Про бессознательное также можно говорить через анализ понятия сопротивления. Сопротивление это бессознательное действие, который отражает ссылку на фрагментированный опыт. Сопротивление это как отказ от того, что находится в фокусе, так и поддержание того, что остается в фоне. Тогда бессознательное это то, что имплицитно присутствует в каждом коммуникативном акте, обозначая принципиальную несводимость целостного бытия к способу его экспрессии. Бессознательное конституирует постоянство идентичности, поскольку отсутствие доступа к его элементам всего лишь создает предпосылки для дифференцированного послания к среде. В этом смысле бессознательное есть своего рода фундаментальная потенциальность, неисчерпаемый источник экзистенциальной вины при необходимости делать осознанный и окончательный выбор. Мы всегда больше чем то, в чем участвуем. И поскольку, в экзистенциальном смысле человек ответственен не только за действие, но и за бездействие, бессознательное это пассивная или негативная форма участия, бытие вовнутрь. Это не жизнь наоборот, это скорее концентрированный опыт одиночества - если принять идею о том, что для жизни необходимо как минимум двое - и попытка его преодоления.
Подробнее
Ресурс незавершенности или где взять энергию для жизни?
Понятие незавершенных ситуация широко используется в гештальт-терапии. С одной стороны, весь человеческий опыт направлен на то, чтобы ставить перед собой задачи и достигать их максимально короткими путями, обеспечивая тем самым эффективную и качественную адаптацию в среде. Незвершенные ситуации это обуза, которую человек тащит за собой, тяжкая ноша, которую не получается сбросить и с которой не ясно, что делать. Между тем, прелесть незавершения заключается в том, что завершенность предполагает один-единственный вариант развития событий, тогда как в незавершенности сохраняется магическое очарование многих возможностей. Таким образом, в незавершенности всегда отсутствует последний шаг, который превращает завершенную ситуацию в необратимую. Незавершенные ситуации это галочки, поставленные в трудных местах текста, к которым хочется вернуться еще раз и прочесть их уже другим человеком, открывая новые, недоступные ранее грани смыслы. Незавершенные ситуации это текстуальные референции к прошедшим события, людям и временам, которые единой нитью сшивают различные части жизни, делая человека по настоящеиу цельным, а идентичность - непрерывной. Незавершенные ситуации это приправа из горьких трав, которая делает основное блюдо пикантным, а плавное скольжение человека из рождения в смерть - не таким легкомысленно скучным. Незавершенные ситуации это способ преодоления привычной семантической обреченности. Примерно такой текст можно было  написать, если бы мы хотели оставить читателя один на один с этой темой. Однако,  наш опыт подсказывает, что возможность проверить утверждения гораздо ценнее, чем сами утверждения, которые могут быть истинными для одного и совершенно безразличными для другого. Поэтому мы приглашаем проверить эти утверждения на мастерской. Тезисы, выносимые в качестве теоретической "затравки": - незавершенные ситуации аккумулируют большое количество неразвернутой энергии; - энергию, аккумулированную в прошлом, можно использовать в настоящем; - для высвобождения неразвернутой энергии и, соответственно, дестабилизации ригидной системы отношений, необходим приток энергии "психологического "поля. Другими словами, через призму группового сознания, человек как будто знакомится с тем, что никогда не случится в его собственной жизни, а именно - с элементами жизни других людей, тем самым на время покидая границы индивидуальности, для того, чтобы вернуться к ней с подарками. Завершать незавершенное не значит отправиться в прошлое, чтобы привлечь в свою жизнь давно ушедших из нее людей и вернуть давно минувшие события, скорее это возможность что-то сделать по другому сейчас, опираясь на свой незавершенный опыт и на опыт диалога об этом с другим. Попробуйте увидеть свою жизнь в новых красках! Для этого позвоните по тел.          8 (4212) 25-40-77 или напишите о своем желании здесь.
Подробнее
Профилактика эмоционального выгорания
Эмоциональное выгорание связана со стратегией справляться с конфликтными ситуациями на работе - избегание конфликтов увеличивает шансы на выгорание, тогда как способность конструктивно их разрешать приводит к росту профессиональной идентичности и успешности. Эмоциональное выгорание напрямую зависит от утраты творческого компонента рабочего процесса, когда вдохновение от поставленной задачи и удовольствие от полученного результата заменяется необходимостью совершать стереотипные действия с опротивившими предметами или людьми. Можно ли что-то с этим поделать? Работа, а точнее, самочувствие на ней, вырастает из жизни, как дерево из земли и поэтому эмоциональное выгорание является одним из первых тревожных звоночков о том, что область достижений не подпитывается какими-то важными ресурсами. Тренинг профилактика эмоционального выгорания направлен на приобретение навыков саморегуляции, с одной стороны, и более полной интеграции личности, которая подразумевает развитие качеств, необходимых для адекватного исполнения задач рабочего процесса. Профилактика синдрома эмоционального выгорания может быть осуществлена как в виде однократного тренинга, так и посредством разработки рекомендаций, которые в дальнейшем могут выполняться непосредственно на рабочем месте как собственными силами, так и с помощью приглашенного тренера. К таким способам относятся проведение тематических групп для того, чтобы сделать коммуникацию между участниками более свободной в повседневной деятельности. Работа с эмоциональным выгоранием позволяет  личности обнаружить необходимые ресурсы, которые помогут ей сохранять устойчивость в неопределенной и быстро меняющейся среде. Опора на собственный опыт, переживание уникальности и целостности являются необходимым условием здорового и успешного функционирования. Не секрет, что обнаруживаемые в ходе тренинга проблемы могут быть решены только тогда, когда появляется возможность рассмотреть контекст, на фоне которого они появляются и способ, каким они продолжают оставаться актуальными. Программа тренинга по профилактике эмоционального выгорания включает в себя следующие модули: представление о проф.выгорании представление о ресурсах личности техники эффективного самоуправления преодоление стереотипов мышления. Последние представляют из себя набор социальных конструктов, которые ограничивают свободные проявления индивида рамками ролей и представлений, и выполняют символическую функцию по регуляции высокого уровня неопределенности, характерной для межличностных контактов.  Однако, легализация этой неопределенности и тревоги способствует более полному проживанию своей жизни в окружающей среде и возвращает личности  присущие ей спонтанность и доверительное отношение к происходящему. Тревога становится неуправляемой и пугающей в том случае, когда она отчуждается от опыта, в котором получает свое развитие и становится как будто чем-то внешним по отношению к человеку, тем, на что невозможно повлиять. Возвращение ответственности за свою жизнь предполагает обратный процесс, при котором фиксированные реакции в виде дискомфорта, страха, неуверенности и злости из неприятных переживаний, которые хочется игнорировать, становятся наполненными энергией процессами, на которые можно опираться и которые можно менять так, как того требует текущая ситуация. Тренинг по профилактике эмоционального выгорания в меньшей степени напоминает собственно тренинг, поскольку он не только позволяет овладеть поведенческими стратегиями, гарантирующими достижение желательного результата в кратчайшие сроки. Другим, не менее важным результатом прохождения тренинга, является возможность провести ревизию привычных способов контактирования со значимым окружением и даже попробовать что-то новое, приводящее к дальнейшему развитию как профессиональных, так и личностных качеств. Таким образом, тренинг профилактики эмоционального выгорания становится прекрасным поводом совместить приятное с полезным - обнаружить себя за тем, чем привычно приходится заниматься! Оставить заявку на участие или организацию тренинга для Вашей организации можно здесь.      
Подробнее
Эмоциональная зависимость или как построить здоровые отношения
Всем известно, что здоровые партнерские отношения являются одной из главных ценностей жизни. В отношениях мы получаем признание собственной уникальности и ценности для другого, в отношениях происходит рост и развитие нашей личности, постоянство наших привязанностей дарит ощущение порядка и гармонии в меняющемся мире. Но всегда ли отношения удовлетворяют обоих участников? Всегда ли отношения гарантируют партнерам чувство безопасности и комфорта? Часто бывает так, что человек остается в отношениях вынужденно или так, что несмотря на  всю свою важность, они почему то заканчиваются, оставляя после себя разочарование и чувство бессилия. Похоже, что отношения не являются ценностью сами по себе, скорее ценными являются те переживания, ради которых люди вступают в отношения. Важной ценностью отношений является возможность быть свободным в присутствии кого-то рядом. Когда мы не жертвуем большей частью своей жизни, чтобы получить меньшее из того, что могут дать отношения. Мне хорошо одному, а с тобой еще лучше - так чувствуют себя люди в здоровых отношениях. В отношениях зависимости эмоциональный климат несколько иной, когда вдвоем плохо, а порознь - еще хуже. Когда вокруг много тревоги, а внутри недостаточно ресурсов, партнер может стать заложником этой ситуации, поскольку будет вынужден все время находиться рядом, спасая другого от страха разрыва, а себя - от вины за это. В зависимых отношениях искореняется возможность для развития, поскольку из основная задача - гарантировать стабильность и неизменяемость. В зависимых отношениях невозможно быть собой, поскольку приходится подстраиваться под партнера, загоняя неприятные переживания под кожу. В зависимых отношениях невозможно увидеть своего партнера целиком, он или только “хороший” или только “плохой”, разделенный на части, которые трудно совместить. Зависимые отношения трудно закончить, потому что без них зависимый становится крайне незащищенным и ранимым. В зависимых отношениях человек старается переделать своего партнера, не желая меняться сам. Зависимые отношения повторяются, потому что сценарий, по которому они развиваются, человек несет из отношения в отношения, повторяя в настоящем то, от чего хотел убежать в прошлом. В зависимых отношениях доверие к партнеру заменяется необходимостью его контролировать и, соответственно, тратить много усилий на бесполезную в сущности деятельность. В зависимых отношениях человек перестает чувствовать себя хозяином собственного эмоционального состояния, поскольку его настроение отныне целиком зависит от поведения партнера. Что же произойдет, если не обращать внимание на то, что отношения вроде бы есть, но в них приходится слишком много чего терпеть и слишком мало чему радоваться? Невозможность в открытую выражать несогласие и недовольство тем, что происходит, часто приводит к эмоциональным взрывам и разрушительным конфликтам, в которых повод для ссоры отодвигается на второй план, тогда как главной задачей становится возможность выплеснуть “накопившееся”. Часто вместе с накопившимся выплескиваются и переживания, связанные с близостью, то есть то, ради чего отношения создаются. Зависимые отношения - это проблема незавершенной задачи развития, а именно - обретения автономии и самостоятельности. В зависимых отношениях копируется форма ранних отношений матери и ребенка, в которой зависимый пытается получить от своего партнера то, что ему не достаточно передали родители. Разумеется, получить это невозможно, поскольку партнерские отношения совсем не то же самое, что детско-родительсткие. Другими словами, обрести свободу в рамках зависимых отношений невозможно. Но выход есть! Работа с психотерапевтом позволяет паре преодолеть этот кризис нездоровых ожиданий друг от друга и либо выстроить отношения на новом уровне либо закончить их, если первое осуществить не удается. Созависимые отношения часто развиваются на фоне зависимости одного из партнеров от химических веществ, например, от алкоголя. В этом случае созависимый партнер исполняет по отношению к зависимому контролирующую и оберегающую функцию, порой полностью переставая заниматься своей собственной жизнью. В психотерапевтической группе есть возможность поисследовать свои желания и свои страхи, связанные с отношениями, обнаружить собственные ресурсы зрелости и уникальности, получить поддержку от окружающих в том месте, где вы чувствуете себя некомпетентным. Сроки проведения группы сентябрь-декабрь 2013 г, включение в группу происходит после предварительного собеседования. Стоимость участия - 1000 р. за одну встречу. Мы встречаемся один раз в неделю (день недели определяется) на 2 часа. Для тех, кто хотел бы обеспечить себе место в группе (набор ограничен 15-20 участниками) существует специальное предложение - при записи в августе стоимость участия снижается до 700 р. за встречу! Ведущие группы: Пестов Максим и Мичурина Анна - сертифицированные гештальт-терапевты в Хабаровске
Подробнее
Обучающая программа по гештальт-терапии в Хабаровске
25-27 декабря 2015 г. в Хабаровске стартует 11-я обучающая группа по программе Московского Гештальт Института  «Теория и практика гештальт-терапии. Интегративный подход».  Общество практикующих психологов «ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД», Московский Гештальт Институт (член Европейской Ассоциации Гештальт-терапии (EAGT), Международной Ассоциации Гештальт-терапии AAGT, FORGE.) приглашает принять участие в базовой программе подготовки "Теория и практика гештальт-терапии". Программа предназначена для психологов и психотерапевтов, социальных педагогов и врачей, а также студентов-старших курсов, желающих получить последипломное образование в области гештальт-терапии, а также всех интересующихся вопросами психологии. Программа организована в соответствии с образовательными стандартами Европейской Ассоциации Гештальт-терапии (EAGT). I ступень (1,5 года) «Основы гештальт-терапии» (6 трехдневных сессий) включает в себя знакомство с методом, теоретическими основами и историей возникновения метода, обучение основным понятиям и принципам гештальт-подхода, личный терапевтический опыт в группе. Работа будет проходить в форме экспериментальной группы, где студенты кроме теоретической подготовки получают основы профессиональной рефлексии, опыт личной психотерапии, а также обучаются анализу личностных проблем в необходимом теоретическом контексте. Общая продолжительность I ступени: 180 часов работы в закрытых группах. Режим занятий: 6 тематических сессий по 3 дня , каждая с интервалами между ними по 2-3 месяца. По окончании I ступени выдается сертификат участия в образовательной программе МГИ с перечислением учебных тем и часов личной терапии, а также рекомендации руководителей программы к обучению на II ступени. ІІ ступень (2,5 года) «Теория и практика гештальт-терапии» (14 трехдневных сессий) рекомендована желающим профессионально заниматься консультированием и психотерапией. По мере овладения методом студенты будут иметь возможность работать с клиентом в группе под супервизией тренера. Также II ступень включает теоретическую подготовку, участие в конференциях, специализацию в одном из направлений. В процессе обучения вы познакомитесь с философией и методологией гештальт-подхода, побываете в роли клиента и убедитесь в эффективности (или бесполезности) этого метода лично для себя, попробуете разные техники гештальт-терапии, научитесь использовать элементы гештальт-подхода в работе и в своей жизни. Темы базового курса включают 1 и 2 ступени, определяемые в 4 больших теоретических блока: 1) знакомство с теоретическими и философскими вопросами гештальт-терапии, 2) методология практики, 3) клинические и другие частные вопросы гештальт-терапии, 4) супервизия. Логика размещения отдельных тем в процессе обучения зависит от руководителя программы и динамики группы.. После завершения 1 ступени выдается промежуточный сертификат с указанием тем и часов. Те, кто хочет продолжить обучение на 2 ступени, подает заявление в МГИ или руководителю программы. Т. о. группа 2 ступени может явиться объединением участников различных групп 1 ступени, мотивированных на профессиональную подготовку. Для некоторого количества участников при этом образование будет сквозным. Формы и методы обучения: теоретическая подготовка (лекции и семинары), личная терапия (индивидуальная и групповая), супервизия, практикум терапевтической работы, написание и защита сертификационной работы. По завершению программы выдается сертификат, соответствующий стандартам Европейской Ассоциации Гештальт-терапии (EAGT). Если Вы не преследуете своей целью получить профессиональную подготовку, группа поможет Вам научиться: - лучше понимать себя и других людей, чего вы хотите от своего настоящего и будущего - определять и удовлетворять свои истинные потребности - устанавливать, налаживать и поддерживать доверительные отношения с близкими людьми - эффективно переводить хронические конфликты во взаимовыгодные отношения - творчески справляться с возникающими противоречиями - быть открытым, честным и настоящим в общении, находить новые источники радости. Приходите! Будем интересно и полезно! официальная ссылка на программу и стандарты обучения МГИ http://www.gestalt.ru/content/?id=63772 Ведущие группы - сертифицированные гештальт-терапевты, участники супервизорского проекта "Совершенствование в гештальт-терапии" (г. Москва) Пестов Максим – врач-психиатр, психотерапевт, нарколог, специалист по системной семейной терапии, 8-914-772-40-77 Коневских Анна – клинический психолог, психоаналитик, 8-962-502-05-05 Куратор проекта: Косырева Елена - гештальт-терапевт, супервизор, ведущий тренер МГИ Стоимость участия - 6000 р. за 3 дня. Группа проводится во время выходных. То есть, в пятницу начинаем в 14-00 и заканчиваем в 21-00. В субботу и воскресенье работаем с 11-00 до 19-00. Записаться в учебную группу и получить более подробные ответы на вопросы об обучающей программе, тренерах, стоимости и датах учебных сессий, Вы можете по телефонам ведущих или написав нам письмо на адрес  yasnijsokol@gmail.com  или в комментариях к сообщению на сайте.    
Подробнее
Психосоматика
Психосоматические заболевания являются одним из наиболее частых поводов для обращения за психотерапевтической помощью. Существуют ли психосоматические расстройства или это очередной миф о том, что у человека достаточно ресурсов для того, чтобы создать для себя проблему и  избавиться от нее? Психосоматическое расстройство проявляется в виде отдельного симптома или совокупности симптомов, причем изменения в организме появляются не на уровне структуры, а на уровне функций в целом здоровых органов. Другим словами, изменяется нормальная деятельность органов и систем и поэтому психосоматические расстройства чаще всего полностью обратимы, если продолжительность подобного состояния сама не начинает являться источником вторичной травматизации. Поэтому психосоматика требует к себе внимательного отношения. Это обусловлено тем, что к диагностике и лечению этого состояния чаще всего привлекаются врачи врачи-терапевты и только после того, как их усилия не обретают успеха, взгляд оборачивается к другому полюсу жизни, а именно к эмоциональной сфере пациента. Иногда это происходит слишком поздно. Основной тезис, объясняющий патогенез психосоматических заболеваний звучит так - подавленные эмоции и переживания никуда не исчезают, а остаются в организме, вызывая нарушение деятельности тех или иных органов. Соответственно, лучшим способом профилактики психосоматических расстройств является естественная экология эмоциональной жизни. От психосоматического симптома нельзя избавиться воздействием извне (что предполагается в традиционных отношениях врач-пациент). Возможность излечения предоставляется только путем погружения в опыт эмоционального реагирования, поскольку именно в нем обнаруживается механизмы патогенеза. Гештальт-терапия достаточно ясно описывает способы прерывания контакта, однако хорошо известные всем механизмы защиты представляют из себя элементарные частицы, из которых складываются очень изощренные сценарии ограничения индивидуального бытия, которые, благодаря своей уникальности, требуют тщательного исследования каждой клиентской истории. Каким образом переживания могут не находить своего выхода, томясь на уровне тела, как джин в бутылке? Ситуация может быть великое множество, попробуем рассмотреть несколько примеров Возьмем, например, социальное манипулирование. К примеру, у вас есть близкий человек, который всячески поощряет вас на общение, однако, приемлет его в очень ограниченном качестве. Ему нельзя говорить про что-то плохое и грустное, или про то, что относится к иной системе ценностей или того, что сейчас не ожидают услышать. И тогда спонтанная экспрессия натыкается на выстроенные препятствия и искажается, теряет живость и становится вымученно-долженствующей, либо тот кто ее проявляет, обрекается на необходимость чувствовать вину за то, что травмировал близкого своим несогласием с правилами. Механизм внушения вины часто используется для контроля над другим - у меня из-за тебя разболелась голова, больше так не делай, ведь я страдаю - и тогда приходится о многом молчать, чтобы продолжать заботиться. Либо в детском возрасте эмоционально холодные родители не оказывают поддержки, когда ребенок делится своими переживаниями, не возвращают ему в качестве обратной связи признания его чувственной креативности и тогда в дальнейшем возможность раскрыться перед другим сопровождается смущением и стыдом. Многократное повторение послания о том, “что нам не интересно и не важно, какой ты”, приводит к переживанию ребенком собственной малоценности в уже зрелом возрасте, вынуждая его действовать механистически, без опоры на свою эмоциональность. В этих случаях специфическое обращение с переживаниями - если человек не демонстрирует эмоций, это значит, что он их переживает, используя только ресурсы своего тела, а не ресурсы контакта, внутри которого они формируются - может приводить к соматизации психического возбуждения и символизации его в виде физических ощущений. Другими словами, симптом как будто отображает способ удержания эмоционального возбуждения и тогда необходимо разобраться, какие именно переживания корреспондируют с физическими ощущениями. Также, психосоматическое заболевание может выступать в качестве невротического симптома, выполняющего функцию по контейнированию эмоционального возбуждения и переводящего его из  более неопределенной  области  отношений с субъектом в более упорядоченную структуру отношений с собственным телом. Другими словами, психическое возбуждение возникает на телесном уровне и какое то время оно недифференцировано, до тех пор, пока не организм не обнаружит в среде объект, необходимый для удовлетворения потребности. Вот в этот период перехода от преконтакта, то есть исследования себя и своих ощущений, к контактированию, то есть стремлению выйти за пределы своих границ, становится в некоторых случаях непереносим и тогда контакт происходит с самим собой, то есть с симптомом. То есть, хроническое напряжение низкой интенсивности является синонимом отказа от переживания в развернутом виде. Симптом в этом случае возникает как своеобразный маркер небезопасной ситуации. Внимание, говорит он, сейчас ты можешь столкнуться с вызовом почувствовать себя слабым и беспомощным, не имеющим возможности противостоять или чувствовать себя комфортно в актуальных отношениях и поэтому я избавлю тебя от этого неудобства. И тогда вместо необходимости решать коммуникативную сложность появляется проблема контролировать собственное тело, и чем сложнее это контролировать, тем спокойнее в долгосрочной перспективе становится невротику. Например, у человека появляются симптомы “медвежьей болезни” в ситуации выделения себя из общей массы окружающих. Обнаружить свои позитивные качества становится чрезвычайно сложно, поскольку радость от ощущения себя особенным сменяется виной перед теми, кто “такой как все” и наказанием, от того, что “выделяться нельзя” и опасностью, что в этом состоянии появляется больше уязвимости и одиночества. Разумеется, переживать этот опыт раз за разом становится чрезвычайно тягостно и поэтому его лучше избегать с помощью того инструмента, который всегда под рукой, а именно своего организма и “своего” симптома. Тем более сложно пережить этот опыт по другому, приобрести ресурсы для большей  устойчивости, научиться получать поддержку в сложной ситуации. В таких историях на помощь приходит психотерапия. Симптом, который ранее был необходим, как способ приспособления и выживания, фактически останавливает время, ставит крест на изменениях и вообще транслирует следующее послание - раз тебе было трудно и раньше, значит будет трудно всегда и поэтому, ты никогда от меня не избавишься. Хотя реальность говорит об обратном, поскольку опыт необратим, и состояние здесь-и-сейчас, возможно обладает большими возможностями для адаптации, чем ранее. Психотерапия позволяет исследовать эти возможности и отказаться от “духовных костылей”, которые делают личность с одной стороны более устойчивой, а с другой - заторможенной и ограниченной в стремлении к развитию. Во всех случаях работа с психосоматическими состояниями будет направлена на разворачивание эмоциональных реакций по направлению к среде, обнаружение субъективных смыслов при описании контактов с окружением, поиск ресурсов для более прямого выражения своих потребностей.
Подробнее
Развитие личности и возможность для изменений
Человек это то, что он хочет. Даже если он получает не то, что хочет, эта история скорее не про желания, а про форму хотения. Иногда единственным способом соприкоснуться с желаемым бывает ситуация, при которой желаемое тебя убивает. Но это тоже форма контакта, пусть и окончательная. Конечно, нельзя эгоистически исключать из своей жизни окружающих. Окружающие, в конце концов, вырастают, как образы в волшебном фонаре, из тени твоих родителей, а их, как бы порой того не хотелось, игнорировать не получится. Поэтому, человек - это то, что он хочет, плюс другие люди. Материальный мир, с известной долей условности, можно исключить из этой формулы, поскольку известно, что среда нападает только в качестве самообороны. Итак, чтобы получился человек, нужно не просто что-то хотеть. Потребности создают потенциальную канву, на которой разворачиваются вектора человеческих усилий. Соответственно, важен способ обращения с этой возможностью хотеть, способ обращения с той движущей силой, которая приводит к изменениям. Вот на этот способ распоряжаться желаниями больше всего и влияет переменная окружения, начиная с рождения и заканчивая смертью, когда хотеть больше нечего, незачем и некому. По направлению к зрелости ребенок проходит путь дифференциации своих желаний и мета-потребность, которая в разных форме преломляется во всех фазах этого движения, относится к требованию признания себя другими и переживанию собственной значимости для других.Это требование создает условия и возможность удовлетворения всех прочих желаний, поскольку без нее не формируется объект-объектных отношений, структурирующих хаос. Например,  необходимые условия для выживания на шизоидной фазе развития возможно  получить только тогда, если фигура ребенка становится для матери более фокусированной, чем ее собственное негативное эмоциональное состояние, которое она транслирует в виде ненависти и ужаса небытия. Здесь признается или не признается право на жизнь вообще. Далее за ребенком признается его право существовать как объекта, нуждающегося в достаточном количестве заботы и констатация факта того, что у родителей и мира вообще достаточно поддержки для его развития. Затем, если предыдущая фаза завершается удовлетворительно, ребенок признается существующим отдельно как самостоятельная единица бытия, а также существующим как определенный набор качеств, непохожих на родительский. В этом месте важной становится такая грань признания, как доверие, при которой родители признают адекватность продолжающегося развития, не вмешиваясь в процесс сепарации-индивидуации и не вовлекаясь в чрезмерный контроль. В дальнейшем признания требуют также табуированные и социально-неприемлемые переживания, которые могут быть расценены как “плохие” и подавляться, либо же остаться естественной часть эмоциональной экспрессии. Таким образом, признание значимости и доверие к уникальности индивида являются необходимыми условиями формирования здорового характера. Поэтому в арсенале психотерапевтической коррекции существует уникальная возможность дать клиенту тот необходимый объем признания, который позволит ему максимально полно предъявляться перед лицом многочисленных вызовов существования и вернуть способность жить полноценной и целостной жизнью. Характер является результатом приспособления человеческой экспрессии к условиям окружающего мира и, выполняя адаптивную функцию, на определенных этапах развития служит высоким целям выживания. Однако, после того, как необходимость в этом отпадает, характер никуда не уходит и не меняется, делая человека своим заложником. Можно ли что-то менять в особенностях личностного реагирования, если среда уже не требует тех реакций, которые были полезны ранее, а сейчас выглядят нелепыми и опасными? Мне кажется, в настоящем человек продолжает поддерживать те ценности и отношения, которые в прошлом гарантировали ему ощущения безопасности и признания. Тогда отказ от них как будто может привести к затопляющим переживаниям ужаса, одиночества и хаоса. И поэтому личность продолжает совершать действия, которые в символической форме проводят черту между настоящим и прошлым, и таким образом, настоящее в той или иной степени игнорируется, если большая часть внимания направлена на контроль этих искусственных и ненужных границ. Выход находится там же, где вход, только с другой стороны. Лучший способ что-то изменить это перестать бороться с тревогой, которая заставляет прибегать к привычным способом обрести душевное спокойствие. Тревога связана с новыми возможностями, которые предоставляет настоящий момент, но для того, чтобы переживания стали опытом и обогатили его другими способами реагирования, в нем необходимо дойти до конца, не останавливая тревожность и не давая ей вновь превратиться в привычку.
Подробнее
Шопоголизм
Шопоголизм - это состояние психологической зависимости, при которой человек вынужден совершать определенные стереотипные действия для достижения гарантированного результата, а именно - улучшение самочувствия, успокоения, расслабления, повышения настроения и самооценки. Вместо того, чтобы контактировать с неприятными переживаниями в реальной жизни, человек выбирает способ получать удовольствие более легким путем, непосредственно "здесь и сейчас". Что же в этом может быть плохого? В основе любой зависимости лежит иллюзия того, что важные потребности можно не удовлетворять, поскольку порой сделать это довольно сложно, а вместо этого всю жизнь довольствоваться некими заместителями, имитаторами и эрзац-продуктами. В зависимости человек всего лишь компенсирует чувство неудовлетворенности, не продвигаясь ни на шаг по пути к реальным ценностям. Поэтому зависимость крадет энергию и время, стабилизируя личность в невозможности сделать для себя что-то действительно полезное. Критерием отличия шопоголизма от нормальной потребительской активности является смещения акцента с качеств приобретаемого товара в сторону самого процесса покупки, поскольку  сами предметы и вещи выполняют лишь функцию вовлечения, а дальше человеческая активность развивается по классическому механизму развертывания невротического расщепления - я не знаю, зачем мне это надо, но я это хочу. Чаще всего в шопоголизм бросаются люди, испытывающие дефицит признания и внимания со стороны окружающих, страдающие непереносимостью одиночества и не умеющие строить долгосрочные цели. И вместо того, чтобы побыть с этими неприятными переживаниями и попробовать разобраться в том, из-за чего они возникают, шопоголики погружаются в искусственный мир демонстративного потребления, в котором содержится много разнообразных психологических плюсов или своеобразных душевных анестетиков. Это и иллюзия контроля над своей жизнью - я могу себе это позволить, вопреки всему, даже здравому смыслу; и приобретение внешних атрибутов идентификация - я такая же, как персонаж с разворота глянцевых изданий; и формальные отношения в вертикале "продавец-покупатель", в рамках которых последний всегда прав. В итоге тревожащее чувство неудовлетворенности собой и своим местом в жизни получается легко задавить на самом раннем этапе, не допуская того, чтобы они приводили к каким-то реальным изменениям. Шопоголизм, как и любая другая зависимость, помогает справиться с неприятными последствиями своеобразного экзистенциального кризиса, но ограждает личность от того, чтобы она имела возможность разобраться в его причинах. Итогом является чувство разочарования, поскольку выбранный способ жизни всего лишь позволяет на короткий срок отодвинуть от себя  неприятные, чувства и переживания, которые тем не менее включены в ядро личности. Если зависимость - это отчуждение части собственной витальности, тогда шопоголик, можно сказать, платит слишком высокую цену за сохранение иллюзии того, что с ним все в порядке. Борьба с шопоголизмом (видео)
Подробнее
Расстановки по Б. Хеллингеру
Метод семейных расстановок по Берту Хеллингеру также называют системно-феноменологическим методом. Неспроста для, казалось бы, ясного на практике способа работы придумывают такие зубодробительные названия, поскольку они отражают процессы, которые происходят за фасадом движений, фраз и взаимодействий между участниками. Попробуем это расшифровать. Семейные расстановки феноменологичны, ведь то, что происходит на группе является результатом работы поля, которое формируется здесь и сейчас и именно для этих присутствующих участников. Любая расстановка уникальна, как отпечаток пальца, поскольку условия ее проведения никогда не повторяются - состав участников, их эмоциональный фон и актуальные потребности всякий раз будут разными. Терапевт только наблюдает за тем, какие картины перед ним разворачивает поле расстановки с помощью феномена заместительного восприятия. И наблюдая, комментирует происходящее с целью коррекции тех нарушений, которые недопустимы с точки зрения ценностей рода.. Другими словами, используя заместителей и исследуя те процессы, которые происходят между ними, терапевт воссоздает актуальную “картину” того, что происходит в родовой системе. Но что происходит дальше? Ведь клиент чаще всего нуждается в изменениях, а не в эстетике. Если продолжать пользоваться метафорой с художественным полотном, то заместители в расстановке являются теми мазками, которыми можно нарисовать другой образ. И в дальнейшем, проявляя этот образ с помощью повседневных действий, можно действительно добиться явных изменений. Это происходит потому, что человек живет в тщательно созданной им самим реальности и чаще всего бывает излишне слит с представлениями о ней. Тогда как расстановка дает возможность взглянуть на свою жизнь к контексте развития рода как будто бы со стороны. И приобрести свободу для изменений. Клиент, приходящий с запросом на расстановку, находится на вершине пирамиды своего рода и может говорить от его имени, ведь во много то, что происходит с человеком сейчас, определяется тем, что когда то давно происходило (и происходит) в его роду. Как это может быть, ведь людей, которые могли бы влиять на нашу теперешнюю жизнь уже нет в живых? Дело в том, что независимо от того, чем мы занимаемся в жизни, каждый из нас находится “на службе” у системы рода и выполняет поставленную перед собой задачу. Родовая система выше отдельно взятой семьи и отдельно взятого поколения. И ее основная задача заключается в том, чтобы сохранять свою стабильность. Которая как доптолемеевская земля, держится на трех принципах, или как их еще называют, порядках любви. Эти законы, по которым функционирует семейная система, способствуют выполнению вполне прагматической функции - передаче потока жизни из прошлого в будущее. Если система будет работать неадекватно, род прервется. Соответственно, для восстановления структуры, она может привлекать любого своего участника и пользоваться им для достижения высших, но порой непонятных для простого смертного, целей. Для хорошего функционирования система должна сохранять свою иерархию (то есть, всегда есть тот, кто пришел раньше и тот, кто пришел в систему позже, всегда есть последовательность и преемственность связей внутри и между поколениями) и свою структуру (единожды включенный в систему элемент не может быть из нее удален, поскольку занимает свое место навсегда), а также направление для движения потока жизни - насколько прочные связи между членами семьи, ведь если связи истончаются, жизнь в этом месте как будто бы затихает. Это и есть те порядки любви, нарушение которых можно исследовать с помощью семейных расстановок. Как это происходит на практике? Клиент, который приходит с запросом на расстановку, “приносит” с собой поле своего рода, всю ту информацию которой он осознанно или неосознанно владеет, и в ходе работы фактически размещает ее в пространстве, используя для этого заместителей - тех людей, которые способны быть достаточно чувствительными к семантическому полю и транслировать его через свою телесность. То есть идти за теми переживаниями, ощущениями и чувствами, которые возникают у него в ответ на взаимодействие с другими заместителями. Так, на основании совместно построенного образа, происходит диагностика системных нарушений в порядках семьи. Может возникнуть вопрос - каким образом, одна расстановка, пусть и длящаяся до нескольких часов, может исправить механизм “несчастья”, который формировался на протяжении многих лет? Ответов на этот вопрос может быть несколько, потому с системной точки зрения ни один ответ не может быть исчерпывающим самим по себе, а только в своей связи с остальными. Во-первых, все изменения происходят “здесь-и-сейчас”, ведь даже прошлое существует для нас только в той форме, в какой мы реагируем на него в настоящем. И это значит, что поле битвы за будущее находится там же. Во-вторых, расстановка это уникальная возможность осуществить противоположный процесс тому, который приводит к возникновению системных неурядиц. Системные трудности возникают тогда, когда нарушается естественный ход вещей - если мать становится “супругом” для своего дочери или когда отец оставляет семью и становится сыном для своей матери - и система пытается жить по новым правилам. Терапия в расстановке очень проста - она позволяет признать происходящее таким, каким оно является на самом деле. Эффект расстановки - в возвращении прав на реальность. Другими словами, это существенное изменение восприятия того, каким образом клиент с помощью своих близких организует свою жизнь. И хоть с одной стороны, осознавание уже само по себе способно приводить к изменениям, его необходимо материализовать в виде конкретных действий, иначе эффект от расстановки будет оставаться всяких раз чудесным, но кратковременным, пока не утихнет эхо. Это значит, что если борьба за стабильность семейной родовой системы внезапно развернулась на уровне вашего поколения (то есть, если вы пришли с запросом на расстановку), у вас всегда остается выбор - осознать это и принять в ней участие или передать системные проблемы для решения следующему поколению. И этот выбор находится далеко за пределами морали, поскольку цена изменений иногда может оказаться для вас и ваших родственников слишком высокой. Поэтому участие в расстановке может помочь ответить вам и на этот вопрос.
Подробнее
1•••45678
#бессознательное
#осознавание
#психосоматика
#андреянов алексей
#привязанность
#идентичность
#константин логинов
#седьмойдальневосточный
#Хломов Даниил
#коктебельский интенсив 2018
#перенос и контрперенос
#диалог
#интерсубъективность
#символизация
#психическое развитие
#Коктебельский интенсив-2017
#четвертыйдальневосточный
#коневских анна
#шестойдальневосточный
#лакан
#азовский интенсив 2017
#третийдальневосточный
#развитие личности
#Групповая терапия
#новогодний интенсив на гоа
#психологические границы
#галина каменецкая
#пограничная личность
#пятыйдальневосточный
#зависимость
#объектные отношения
#федор коноров
#видеолекция
#вебинар
#завершение
#сепарация
#стыд
#психические защиты
#партнерские отношения
#кризисы и травмы
#символическая функция
#проективная идентификация
#катерина бай-балаева
#буддизм
#психологические защиты
#желание
#динамическая концепция личности
#наздоровье
#тревога
#агрессия
#людмила тихонова
#эдипальный конфликт
#эссеистика
#ментализация
#слияние
#контакт
#экзистенциализм
#эссенциальная депрессия
#посттравматическое расстройство
#материалы интенсивов по гештальт-терапии
#зависимость и привязанность
#4-я ДВ конференция
#неопределенность
#травматерапия
#елена калитеевская
#Хеллингер
#работа горя
#VI Дальневосточная Конференция
#привязанность и зависимость
#5-я дв конференция
#Семейная терапия
#сновидения
#работа психотерапевта
#пограничная ситуация
#панические атаки
#сообщество
#сеттинг
#кризис
#гештальтнакатуни2019
#алкоголизм
#переживания
#невротичность
#депрессия
#От автора
#теория Self
#постмодерн
#хайдеггер
#леонид третьяк
#даниил хломов
#научпоп
#экзистнециализм
#Индивидуальное консультирование
#осознанность
#свобода
#самость
#шизоидность
#сухина светлана
#денис копытов
#эмоциональная регуляция
#теория поля
#психотерапия и буддизм
#расщепление
#контейнирование
#лекции интенсива
#мышление
#сопротивление
#гештальт терапия
#кернберг
#что делать?
#гештальт на катуни-2020
#теория поколений
#алла повереннова
#конкуренция
#Архив событий
#азовский интенсив 2018
#латыпов илья
#философия сознания
#Новости и события
#выбор
#василий дагель
#клод смаджа
#время
#постнеклассическая эпистемология
#Другой
#постмодернизм
#вытеснение
#интроекция
#самооценка
#Тренинги и организационное консультирование
#self процесс
#гештальт-лекторий
#евгения андреева
#психическая травма
#коктебельский интенсив 2019
#семиотика
#случай из практики
#Обучение
#цикл контакта
#невроз
#галина елизарова
#архив мероприятий
#юлия баскина
#Ссылки
#алекситимия
#елена косырева
#Мастерские
#разочарование
#эмоциональное выгорание
#гештальнакатуни2020
#делез
#проекция
#елена чухрай
#онкология
#поржать
#костина елена
#отношения
#полночные размышления
#меланхолия
#тренинги
#Боуэн
#теория и практика
#означающие
#полярности
#медитация
#психотерапевтическая практика
#дигитальные объекты
#оператуарное состояние
#анна федосова
#феноменология
#истерия
#шопоголизм
#владимир юшковский
#структура психики
#личная философия
#признание
#ответы на вопросы
#психоз
#Бахтин
все теги
Самые читаемые
Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования