Расстановки по Б. Хеллингеру
Метод семейных расстановок по Берту Хеллингеру также называют системно-феноменологическим методом. Неспроста для, казалось бы, ясного на практике способа работы придумывают такие зубодробительные названия, поскольку они отражают процессы, которые происходят за фасадом движений, фраз и взаимодействий между участниками. Попробуем это расшифровать. Семейные расстановки феноменологичны, ведь то, что происходит на группе является результатом работы поля, которое формируется здесь и сейчас и именно для этих присутствующих участников. Любая расстановка уникальна, как отпечаток пальца, поскольку условия ее проведения никогда не повторяются - состав участников, их эмоциональный фон и актуальные потребности всякий раз будут разными. Терапевт только наблюдает за тем, какие картины перед ним разворачивает поле расстановки с помощью феномена заместительного восприятия. И наблюдая, комментирует происходящее с целью коррекции тех нарушений, которые недопустимы с точки зрения ценностей рода.. Другими словами, используя заместителей и исследуя те процессы, которые происходят между ними, терапевт воссоздает актуальную “картину” того, что происходит в родовой системе. Но что происходит дальше? Ведь клиент чаще всего нуждается в изменениях, а не в эстетике. Если продолжать пользоваться метафорой с художественным полотном, то заместители в расстановке являются теми мазками, которыми можно нарисовать другой образ. И в дальнейшем, проявляя этот образ с помощью повседневных действий, можно действительно добиться явных изменений. Это происходит потому, что человек живет в тщательно созданной им самим реальности и чаще всего бывает излишне слит с представлениями о ней. Тогда как расстановка дает возможность взглянуть на свою жизнь к контексте развития рода как будто бы со стороны. И приобрести свободу для изменений. Клиент, приходящий с запросом на расстановку, находится на вершине пирамиды своего рода и может говорить от его имени, ведь во много то, что происходит с человеком сейчас, определяется тем, что когда то давно происходило (и происходит) в его роду. Как это может быть, ведь людей, которые могли бы влиять на нашу теперешнюю жизнь уже нет в живых? Дело в том, что независимо от того, чем мы занимаемся в жизни, каждый из нас находится “на службе” у системы рода и выполняет поставленную перед собой задачу. Родовая система выше отдельно взятой семьи и отдельно взятого поколения. И ее основная задача заключается в том, чтобы сохранять свою стабильность. Которая как доптолемеевская земля, держится на трех принципах, или как их еще называют, порядках любви. Эти законы, по которым функционирует семейная система, способствуют выполнению вполне прагматической функции - передаче потока жизни из прошлого в будущее. Если система будет работать неадекватно, род прервется. Соответственно, для восстановления структуры, она может привлекать любого своего участника и пользоваться им для достижения высших, но порой непонятных для простого смертного, целей. Для хорошего функционирования система должна сохранять свою иерархию (то есть, всегда есть тот, кто пришел раньше и тот, кто пришел в систему позже, всегда есть последовательность и преемственность связей внутри и между поколениями) и свою структуру (единожды включенный в систему элемент не может быть из нее удален, поскольку занимает свое место навсегда), а также направление для движения потока жизни - насколько прочные связи между членами семьи, ведь если связи истончаются, жизнь в этом месте как будто бы затихает. Это и есть те порядки любви, нарушение которых можно исследовать с помощью семейных расстановок. Как это происходит на практике? Клиент, который приходит с запросом на расстановку, “приносит” с собой поле своего рода, всю ту информацию которой он осознанно или неосознанно владеет, и в ходе работы фактически размещает ее в пространстве, используя для этого заместителей - тех людей, которые способны быть достаточно чувствительными к семантическому полю и транслировать его через свою телесность. То есть идти за теми переживаниями, ощущениями и чувствами, которые возникают у него в ответ на взаимодействие с другими заместителями. Так, на основании совместно построенного образа, происходит диагностика системных нарушений в порядках семьи. Может возникнуть вопрос - каким образом, одна расстановка, пусть и длящаяся до нескольких часов, может исправить механизм “несчастья”, который формировался на протяжении многих лет? Ответов на этот вопрос может быть несколько, потому с системной точки зрения ни один ответ не может быть исчерпывающим самим по себе, а только в своей связи с остальными. Во-первых, все изменения происходят “здесь-и-сейчас”, ведь даже прошлое существует для нас только в той форме, в какой мы реагируем на него в настоящем. И это значит, что поле битвы за будущее находится там же. Во-вторых, расстановка это уникальная возможность осуществить противоположный процесс тому, который приводит к возникновению системных неурядиц. Системные трудности возникают тогда, когда нарушается естественный ход вещей - если мать становится “супругом” для своего дочери или когда отец оставляет семью и становится сыном для своей матери - и система пытается жить по новым правилам. Терапия в расстановке очень проста - она позволяет признать происходящее таким, каким оно является на самом деле. Эффект расстановки - в возвращении прав на реальность. Другими словами, это существенное изменение восприятия того, каким образом клиент с помощью своих близких организует свою жизнь. И хоть с одной стороны, осознавание уже само по себе способно приводить к изменениям, его необходимо материализовать в виде конкретных действий, иначе эффект от расстановки будет оставаться всяких раз чудесным, но кратковременным, пока не утихнет эхо. Это значит, что если борьба за стабильность семейной родовой системы внезапно развернулась на уровне вашего поколения (то есть, если вы пришли с запросом на расстановку), у вас всегда остается выбор - осознать это и принять в ней участие или передать системные проблемы для решения следующему поколению. И этот выбор находится далеко за пределами морали, поскольку цена изменений иногда может оказаться для вас и ваших родственников слишком высокой. Поэтому участие в расстановке может помочь ответить вам и на этот вопрос.
Подробнее
Введение в системную семейную терапию
Когда речь заходит о семейных системах, важно помнить о том, что принцип системности распространяется не только на семью, но и на род в целом, частью которого она является. Другими словами, подобно тому, как отдельные члены семьи – мать, отец, дети – составляют из себя семейную систему, так и отдельные семьи – родителей и детей – являются частью системы рода. И поэтому, вследствие такой «матрешечной» иерархии, многие события, происходящие на уровне отдельно взятой семьи, могут иметь отношение к процессам, принадлежащим родовой системе. С одной стороны, такое представление может кого-то напугать, ведь речь идет как будто бы о потери контроля над ситуацией, когда семейные «проклятия» напоминают о себе из далекого прошлого и влияют на жизнь в настоящем. Но такой взгляд через чур утрирован. Я предлагаю использовать эту концепцию для того, чтобы расширить рамки восприятия и уж если ничего нельзя сделать с законами, по которым развивается система, то попробовать занять по отношению к ним более активную позицию всегда возможно. Ведь даже одно лишь осознавание прежде скрытых процессов может приводить к изменениям. Впервые о том, что отдельно взятая семья является элементом цепи, по которой передается информация из прошлого в будущее, заговорил человек по фамилии Боуэн – блестящий теоретик, чья концепции семейной терапии и по сей день является одной из наиболее структурированных. Также идея о том, что семейные сценарии и роли наследуются детьми от родителей и передаются в практически неизменном виде следующему поколению, поддерживалась практически всеми теоретиками, которые занимались исследованием законов функционирования семьи. Давайте попробуем разобраться, каким образом это устроено. Основной тезис заключается в том, то проблема, существующая и нерешенная в одном поколении, передается для решения в следующее, поскольку единая система рода стремится к стабильности. Ведь если, к примеру, при постройке фундамента допустить оплошность, то под угрозой обрушения окажется весь дом. Точно также система рода препятствует своему разрушению, восстанавливая нарушения в семейных отношениях. Отношения между людьми внутри «горизонтальной» семьи, а также связи между поколениями, являются основным объектом внимания семейных терапевтов. Взгляд на семью как на кибернетическую систему, а также влияние гештальт-подхода, прямо указывает на нежизнеспособность представлений об индивидуальных ролях, заменяя понятие «Я – это Я» на «Я – это Я в отношении с Другим». Такое представление оспаривает распространенное бытовое мнение о том, что существует виноватый и его жертва, разделяя ответственность поровну между обоими (как минимум) участниками конфликта. Способность видеть себя активным участником, а не пассивным свидетелем существующих сложностей является важнейшим признаком «системного» здоровья. Постулируя отношения между людьми в качестве источника угрозы для цельного функционирования семьи (и было бы странно видеть в этой роли что-то иное), разные теоретики семейной терапии по-разному обозначают баланс между системным и индивидуальным. Так, на уровне отдельно взятой семьи, главной задачей партнеров можно считать создание и поддержание таких отношений, в которых каждый участник диалога умеет воспринимать позицию другого, не игнорируя своих собственных интересов – это отношения равных. В таких отношениях люди говорят друг с другом и открытый конструктивный конфликт дает энергию для изменений. Либо же, если же обозначение собственных позиций сопряжено с тревогой, которую трудно выдерживать, ее энергия канализируется в слияние (когда партнеры отрицают имеющиеся проблемы) или функциональные симптомы (например, проблемы у детей). И таким образом игнорировать реальность можно вполне успешно и продолжительно. Эта точка зрения в большей степени акцентирует свое внимание на том, как партнеры проявляют свою индивидуальность в отношениях (либо не проявляют, предпочитая сохранять привязанность во что бы то ни было). На другом полюсе представлений о роли «личности в истории» находится мнение о том, что каждая семья со своими участниками является своеобразным обслуживающим механизмом для родовой мета-системы. Другими словами, у системы рода есть главная задача – передача потока жизни – которая должна выполняться в любом случае, даже вопреки интересам отдельных участников этого процесса. Так видит свою концепцию семейной терапии Берт Хеллингер – если в реку жизни бросать камни, которые затрудняют ее течение, поток рано или поздно расчистит свой путь, но горе тому, кто в это время в нем окажется. Если мы знаем, по каким законам распространяется поток жизни, мы можем проводить исследование этого процесса и восстанавливать естественный порядок, ведь закон это прежде всего фундаментальная реальность, с которой необходимо считаться. Таким образом, передача информации или другими словами, родового опыта, осуществляется с помощью величайшего разнообразия форм отношения между участниками семьи, как в горизонтальном, так и в вертикальном направлениях. Мы можем наблюдать эмоциональное отсечение и слияние родителей, образование треугольников с детьми и вовлечение их в проецирование собственных потребностей, исключение нежелательных участников системы и игнорирование неприятных событий. Все эти процессы формируют индивидуальный профиль системной динамики, с которой семейные терапевты сталкиваются в своей повседневной работе. Например, рассмотрим какую-нибудь среднестатистическую семью. Будущий глава семейства, воспитанный одинокой матерью, которая пыталась вырастить из сына «настоящего» мужчину, не похожего на того негодяя, который бросил ее с ребенком на руках, входит в собственную семью с родительским посланием о том, что проявлять эмоции могут только женщины, а для мужчины важнее долг и обязательства. Он заключает брак с женщиной, которая, наоборот, выросла в полной семье, окруженная многочисленными родственниками, в заботе и внимании и которая ждет подобного отношения от своего партнера. Разумеется, в контексте противоположных сценариев это невозможно и тогда жена, а в скором времени и мать, слабо обученная дифференцировать эмоциональные и интеллектуальные реакции, начинает воспитывать ребенка и одновременно, во имя его блага, исключать из воспитания «холодного» отца. А если детей несколько, один из них становится на место матери и тем самым сохраняет отца в семье. Другим словами, чем дальше в лес, тем упитаннее партизаны. Таким образом, механизм передачи трансгенерационного опыта главным образом завязан на упомянутой выше полярности «сплоченность-автономия». То есть необходимость решать системные проблемы на уровне не того поколения, где они зародились, зависит от того, на что опирались партнеры в формировании своих отношений – с позиции уважения собственной уникальности либо с опорой на власть, обязательства и обветшалые правила. Поэтому в заключении хотелось бы призвать – люди, не скрывайте себя в отношениях!
Подробнее
Вступительное слово о системной терапии Берта Хеллингера
  Когда речь заходит о семейных системах, важно помнить о том, что принцип системности распространяется не только на семью, но и на род в целом, частью которого она является. Другими словами, подобно тому, как отдельные члены семьи – мать, отец, дети – составляют из себя семейную систему, так и отдельные семьи – родителей и детей – являются частью системы рода. И поэтому, вследствие такой «матрешечной» иерархии, многие события, происходящие на уровне отдельно взятой семьи, могут иметь отношение к процессам, принадлежащим родовой системе. С одной стороны, такое представление может кого-то напугать, ведь речь идет как будто бы о потери контроля над ситуацией, когда семейные «проклятия» напоминают о себе из далекого прошлого и влияют на жизнь в настоящем. Но такой взгляд через чур утрирован. Я предлагаю использовать эту концепцию для того, чтобы расширить рамки восприятия и уж если ничего нельзя сделать с законами, по которым развивается система, то попробовать занять по отношению к ним более активную позицию всегда возможно. Ведь даже одно лишь осознавание прежде скрытых процессов может приводить к изменениям. Впервые о том, что отдельно взятая семья является элементом цепи, по которой передается информация из прошлого в будущее, заговорил человек по фамилии Боуэн – блестящий теоретик, чья концепции семейной терапии и по сей день является одной из наиболее структурированных. Также идея о том, что семейные сценарии и роли наследуются детьми от родителей и передаются в практически неизменном виде следующему поколению, поддерживалась практически всеми теоретиками, которые занимались исследованием законов функционирования семьи. Давайте попробуем разобраться, каким образом это устроено.   Основной тезис заключается в том, что проблема, существующая и нерешенная в одном поколении, передается для решения в следующее, поскольку единая система рода стремится к стабильности. Ведь если, к примеру, при постройке фундамента допустить оплошность, то под угрозой обрушения окажется весь дом. Точно также система рода препятствует своему разрушению, восстанавливая нарушения в семейных отношениях. Отношения между людьми внутри «горизонтальной» семьи, а также связи между поколениями, являются основным объектом внимания семейных терапевтов. Взгляд на семью как на кибернетическую систему, а также влияние гештальт-подхода, прямо указывает на нежизнеспособность представлений об индивидуальных ролях, заменяя понятие «Я – это Я» на «Я – это Я в отношении с Другим». Такое представление оспаривает распространенное бытовое мнение о том, что существует виноватый и его жертва, разделяя ответственность поровну между обоими (как минимум) участниками конфликта. Способность видеть себя активным участником, а не пассивным свидетелем существующих сложностей является важнейшим признаком «системного» здоровья. Постулируя отношения между людьми в качестве источника угрозы для цельного функционирования семьи (и было бы странно видеть в этой роли что-то иное), разные теоретики семейной терапии по-разному обозначают баланс между системным и индивидуальным. Так, на уровне отдельно взятой семьи, главной задачей партнеров можно считать создание и поддержание таких отношений, в которых каждый участник диалога умеет воспринимать позицию другого, не игнорируя своих собственных интересов – это отношения равных. В таких отношениях люди говорят друг с другом и открытый конструктивный конфликт дает энергию для изменений. Либо же, если же обозначение собственных позиций сопряжено с тревогой, которую трудно выдерживать, ее энергия канализируется в слияние (когда партнеры отрицают имеющиеся проблемы) или функциональные симптомы (например, проблемы у детей). И таким образом игнорировать реальность можно вполне успешно и продолжительно. Эта точка зрения в большей степени акцентирует свое внимание на том, как партнеры проявляют свою индивидуальность в отношениях (либо не проявляют, предпочитая сохранять привязанность во что бы то ни было). На другом полюсе представлений о роли «личности в истории» находится мнение о том, что каждая семья со своими участниками является своеобразным обслуживающим механизмом для родовой мета-системы. Другими словами, у системы рода есть главная задача – передача потока жизни – которая должна выполняться в любом случае, даже вопреки интересам отдельных участников этого процесса.   Так видит свою концепцию семейной терапии Берт Хеллингер – если в реку жизни бросать камни, которые затрудняют ее течение, поток рано или поздно расчистит свой путь, но горе тому, кто в это время в нем окажется. Если мы знаем, по каким законам распространяется поток жизни, мы можем проводить исследование этого процесса и восстанавливать естественный порядок, ведь закон это прежде всего фундаментальная реальность, с которой необходимо считаться. Таким образом, передача информации или другими словами, родового опыта, осуществляется с помощью величайшего разнообразия форм отношения между участниками семьи, как в горизонтальном, так и в вертикальном направлениях. Мы можем наблюдать эмоциональное отсечение и слияние родителей, образование треугольников с детьми и вовлечение их в проецирование собственных потребностей, исключение нежелательных участников системы и игнорирование неприятных событий. Все эти процессы формируют индивидуальный профиль системной динамики, с которой семейные терапевты сталкиваются в своей повседневной работе. Например, рассмотрим какую-нибудь среднестатистическую семью. Будущий глава семейства, воспитанный одинокой матерью, которая пыталась вырастить из сына «настоящего» мужчину, не похожего на того негодяя, который бросил ее с ребенком на руках, входит в собственную семью с родительским посланием о том, что проявлять эмоции могут только женщины, а для мужчины важнее долг и обязательства. Он заключает брак с женщиной, которая, наоборот, выросла в полной семье, окруженная многочисленными родственниками, в заботе и внимании и которая ждет подобного отношения от своего партнера. Разумеется, в контексте противоположных сценариев это невозможно и тогда жена, а в скором времени и мать, слабо обученная дифференцировать эмоциональные и интеллектуальные реакции, начинает воспитывать ребенка и одновременно, во имя его блага, исключать из воспитания «холодного» отца. А если детей несколько, один из них становится на место матери и тем самым сохраняет отца в семье. Другим словами, чем дальше в лес, тем упитаннее партизаны. Таким образом, механизм передачи трансгенерационного опыта главным образом завязан на упомянутой выше полярности «сплоченность-автономия». То есть необходимость решать системные проблемы на уровне не того поколения, где они зародились, зависит от того, на что опирались партнеры в формировании своих отношений – с позиции уважения собственной уникальности либо с опорой на власть, обязательства и обветшалые правила. Поэтому в заключении хотелось бы призвать – люди, не скрывайте себя в отношениях!  
Подробнее
#интенсив
#идентичность
#третийдальневосточный
#развитие личности
#Групповая терапия
#андреянов алексей
#константин логинов
#лакан
#привязанность
#галина каменецкая
#пограничная личность
#видеолекция
#вебинар
#пятыйдальневосточный
#психическое развитие
#коневских анна
#символизация
#авторы
#диалог
#динамическая концепция личности
#желание
#наздоровье
#зависимость
#тревога
#объектные отношения
#эссеистика
#ментализация
#кризисы и травмы
#символическая функция
#проективная идентификация
#посттравматическое расстройство
#эмоциональная жизнь
#катерина бай-балаева
#4-я ДВ конференция
#травматерапия
#психологические защиты
#Хеллингер
#эмоциональная зависимость
#Семейная терапия
#сновидения
#работа психотерапевта
#слияние
#панические атаки
#контакт
#экзистенциализм
#эссенциальная депрессия
#партнерские отношения
#федор коноров
#теория Self
#постмодерн
#материалы интенсивов по гештальт-терапии
#хайдеггер
#сепарация
#научпоп
#экзистнециализм
#неопределенность
#перенос и контрперенос
#Индивидуальное консультирование
#осознавание
#стыд
#свобода
#самость
#шизоидность
#сухина светлана
#людмила тихонова
#эдипальный конфликт
#контейнирование
#мышление
#пограничная ситуация
#сеттинг
#кризис
#психические защиты
#алкоголизм
#переживания
#невротичность
#депрессия
#От автора
#Новости и события
#выбор
#василий дагель
#время
#клод смаджа
#Другой
#завершение
#интроекция
#самооценка
#буддизм
#Тренинги и организационное консультирование
#психическая травма
#гештальт-лекторий
#евгения андреева
#елена калитеевская
#семиотика
#случай из практики
#Обучение
#невроз
#архив мероприятий
#юлия баскина
#Ссылки
#алекситимия
#елена косырева
#Мастерские
#азовский интенсив 2017
#эмоциональное выгорание
#привязанность и зависимость
#делез
#проекция
#агрессия
#костина елена
#онкология
#поржать
#тренинги
#отношения
#теория поля
#полночные размышления
#меланхолия
#расщепление
#Боуэн
#лекции интенсива
#полярности
#означающие
#психотерапевтическая практика
#дигитальные объекты
#оператуарное состояние
#истерия
#шопоголизм
#признание
#личная философия
#Бахтин
#психоз
#сопротивление
#гештальт терапия
#кернберг
#что делать?
#теория поколений
#Архив событий
#латыпов илья
все теги
Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования